Постинг в соц.сетях

* Обращение  к гостям  сайта  !

Уважаемые  гости  сайта, для  полноценного пользования сайтом войдите через  социальную сеть или зарегистрируйт есь.

Автор Тема: 04/28/2019 МОИ ЖЫДОБАНДЕРОВЦЫ  (Прочитано 185 раз)

Оффлайн Arthur Kalmeyer

  • Administrator
  • Sr. Member
  • *****
  • Сообщений: 694
04/28/2019 МОИ ЖЫДОБАНДЕРОВЦЫ
« : Апрель 28, 2019, 04:52:48 pm »
МОИ ЖЫДОБАНДЕРОВЦЫ

Прошлый рассказ МОИ ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ вызвал интерес у друзей, несколько человек попросили продолжить банкет, так что вот продолжение. Я вообще-то давно собирался об этом написать, но тема не давалась: очень трудно писать о значительной части твоей личной жизни, страннейшим образом переплетенной с историей более не существующей страны, да и близких мне людей уже забрала могила... Всё равно, нужно писать теперь. Больше об этом никто уже не напишет.

Вот копия странички из сборника КТО ЕСТЬ КТО В РУССКОЯЗЫЧНОЙ КАЛИФОРНИИ (First edition, 2001):
 

Юрiй Маркович Гамрецький родился в 1930 году в Шепетовке (УССР). Родители: Марко Мойсейович Гамрецький и Циля Борисовна Ашкенази. Марко был щирым украинцем (свiдоцтво о народженнi - с. Свириди, Новосел. вол. Ізяслав. пов. Волин. губ, тепер Антонін. р-ну Хмельн. обл.), отлично знал польский язык, как и русский, но по-русски никогда не говорил, только по-украински. В молодости погулял по степи с большевиками, потом работал в Шепетовке, преподавал историю. В 1937 году его перевели в Винницу, и этот переезд спас семью от репрессий.

Марко Мойсейович Гамрецький

В начале войны Марко отправил жену с сыном в эвакуацию. В дороге одиннадцатилет ний Юра вышел на какой-то украинской станции набрать кипятку в котелок и... отстал от поезда. Свой эшелон он догнал уже на границе России и Узбекистана. В Узбекистане семью отправили в какой-то глухой кишлак (родственники в Ташкенте не захотели их принять). Циля работала учительницей в младших классах, учила детишек русскому языку. Сразу после освобождения Украины Циля и Юра вернулись в Винницу, в свою двухкомнатную квартиру (из жалости она пустила в бОльшую комнату женщину с новорожденным ребёнком) и Циля принялась ждать своего Марка. Заметим, что Марко и Циля не были зарегистрирова ны – как повстречались и полюбились в конце гражданской войны, так и жили.

Марко во время войны был отправлен в Куйбышев, где осело украинское правительство - он работал на Украинском радио, вещавшем на оккупированные территории. Там, на радио, он и сошёлся с украинской девушкой по имени Ульяна. Она вращалась в управленческих кругах. После войны Ульяна уговорила Марка переехать в её киевскую квартиру. Ульяна работала научным сотрудником в ИМЭЛе (украинское отделение Института Марксизма-Ленинизма) и с её помощью дальнейшая карьера Марка пошла резко вверх. Скоро он был назначен проректором Киевского Университета по заочному обучению.

Следуя по стопам отца, Юра учился в университете на историка. Однажды на молодёжной вечеринке он встретил худенькую еврейскую девочку, студентку первого курса киевского мединститута. Ему было 19, ей 18. И это была любовь с первого взгляда. Девочку звали Людмила Абрамовна Шапиро. Лиля была моей двоюродной сестричкой. На следующем снимке мы все трое – я, Лиличка и Юра на склонах Днепра летом 1949 года. Мне 11 лет. Помните рассказ Чехова «Злой Мальчик»? Это был я. Бедные молодята старались во что бы то ни было избавиться от моего присутствия, но я следовал за ними, куда бы они ни отправлялись. Однажды они осуществили хитрый план: тайно взяли с собой купальные костюмы, и когда мы спустились к Днепру, наскоро переоделись и переплыли на Труханов остров, оставив злого мальчика прыгать на берегу и орать «Это нечестно, гады!»...

Марко, как вы понимаете, не был антисемитом, но попытался сделать всё от него зависящее, чтобы эта любовь не закончилась браком: понимал, что у записанного украинцем Юры будут проблемы с карьерой. Тем не менее они поженились в 1950 году. Лиличка тогда была на втором курсе. Марко был прав: когда весной 1953 года Юра закончил университет, он уже был на плохом счету из-за ‘неправильной женитьбы’, и во время распределения его отправили учителем истории в село Товсте на волынщине.

Это было занятное место в 1953 году. На волынщине шли бои. Вокруг стреляли. Резали. Арестовывали людей, правых и виноватых. Гибли и патриоты, и каратели, но Юру не тронули ни те, ни другие. Он учил детей истории Украины, его язык не отличался от языка местных жителей, и он сходил за своего. Через год он перевёлся на работу в школу Броварского района на киевщине. Попытался сдать экзамены в аспирантуру. В первый раз его завалили. На второй раз подключился папа, и Юра прорвался в историческую науку.

Работал он много, самозабвенно, им двигала искренняя любовь к истории Украины. Юрiй Гамрецький нутром чувствовал, что официальная историография скрывает подробности «победы советской власти» на Украине. Он рылся в архивах Франции, Австрии, Германии пытаясь вытащить на свет ответы на главный вопрос: как получилось так, что в Украине победил большевизм?

Здесь надо сделать лирическое отступление, вспомнив о человеке, возглавлявшем в те годы ЦК Партии Украины. Речь идёт о Петре Юхимовиче Шелесте. Да-да, о том самом, который в 1967-ом году предостерегал от «смычки между украинским буржуазным национализмом и сионизмом», a в 1968-ом стал одним из инициаторов ввода войск Варшавского Договора в Чехословакию с целью удушения Пражской Весны.

Петро Юхимович был непростым человеком. Крайний реакционер с одной стороны, он был, с другой, одним из инициаторов издания многотомной краеведческой энциклопедии «История городов и сел Украины». Говорят, это он поручил Дзюбе написать о национальной идентичности украинцев. Дзюба горячо взялся за дело, в результате чего появилась книга «Интернационализм, или Русификация». Шелест живо интересовался получением из библиотеки Колумбийского Университета дневников Винниченко: «Треба було б мати їх для історії, для нащадків. Але думаю, це не підтримає Москва, іще можуть звинуватити у „націоналізмі“.  У Москві є „політичні діячі“, котрі бояться всього неросійського, більше того, ставляться до такого з певною недовірою, навіть зневагою, проявляють махровий великодержавни й шовінізм.  До таких діячів найперше відноситься Суслов...» - запись из его дневника.

Не удивительно, что Шелест находился под особом контролем. Из Украины в Москву потоком шли на него анонимные письма. В одном из них, подписанном «старые коммунисты-литераторы», прямо ставился вопрос: «До какой поры будет продолжаться эта вакханалия на идеологическом фронте УССР? Когда в конце концов будет наведен большевистский порядок? Просим глубоко, с опросом людей, проверить состояние идеологической работы на Украине.» Первый удар по идеологическом у аппарату ЦК КПУ нанесла газета «Правда», опубликовавшая 16 января 1965 года (без традиционного утверждения в республиканско м ЦК!) статью секретаря Львовского обкома Валентина Маланчука «Сила Великой Дружбы». Статья бичевала «рецидивы украинского национализма» и осуждала позицию руководства ЦК КПУ, «прозевавшего симптомы злокачественно й, неизлечимой болезни».

В конце концов Суслов решил действовать. 10 мая 1972 года Шелест был смещён с поста Первого секретаря ЦК КП Украины «в связи с переводом на другую работу» - заместителя Председателя Совета Министров СССР, на коей должности он не продержался и года. В апреле 1973-го его вывели из состава Политбюра ЦК КПСС по состоянию здоровья и отправили на пенсию. Шелесту было запрещено селиться в УССР, и с этих пор он находился под постоянным негласным надзором.

Зачем я об этом всём пишу, недоумевает нетерпеливый читатель. А вот зачем: когда в СССР начинали лететь головы руководства, обязательно нужны были примеры разрушительной деятельности интеллигенции и учёных, без этого ну никак.  В апреле 1973-го года журнал «Коммунист Украины» опубликовал редакционную статью «О серьёзных недостатках и ошибках одной книги» - речь шла о книге Шелеста «Україно наша Радянська». Анонимные рецензенты обвиняли Шелеста в идеализации прошлого, в описании украинского казачества «с бесклассовых позиций», в изложении украинской истории в отрыве от истории  Российской державы, в игнорировании «благотворного влияния» русской культуры на украинскую, в приуменьшении роли Коммунистическ ой партии, в «общечеловеческих, абстрактно-гуманитарных» подходах к истории, противоречивши х классовой теории марксизма и пролетарского интернационали зма.

Инициаторам кампании нужны были и другие живые примеры нарушения едиственно правильного исторического анализа, и взгляд их естественно обратился к Институту Истории Украинской Академии Наук. А тут как раз подошла публикация работы профессора Юрия Марковича Гамрецкого об особенностях первых после революции выборов в Советы народных депутатов на территории Украины. Представьте себе, что нарыл этот самый историк Гамрецкий в зарубежных архивах!  Наглец позволил себе исследовать число голосов, поданных за большевиков при выборах в Советы – выборки по областям и районам Украины, – и получалось, что большевички почти везде были в меньшинстве, но тем не менее загадочно всё равно оказались у власти!...

Реакция была мгновенной и ожидаемой. Юрий Гамрецкий был заклеймён как наймит сионистского ревизионизма. Авторы статьи так торопились, что не сообразили заглянуть в биографию возмутителя спокойствия. Через неделю его вызвали на ковёр совместного заседания Киевского Горкома партии и парторганизаци и Академии Наук УССР. Заседания по идеологическим вопросам. Здесь Гамрецкого принялись с изощрённым пролетарским рвением громить как еврейского буржуазного националиста.. . пока один из сотрудников АН УССР не выступил, и не сказал, что отец Юрия Марковича – известный красный герой гражданской войны на Украине, стопроцентный украинец. Последовала недолгая пауза, после которой (равно как и в последующих газетных публикациях) Юрия Гамрецкого стали именовать уже украинским буржуазным националистом. ..

Ну вот, таковы жыдобандеровск ие семейные связи Кальмейера.

Книжка Шелеста была изъята из библиотек и весь тираж (100000 экземпляров) был уничтожен. Сам он покоится на Байковом кладбище в Киеве – там самом, где похоронены мои дедушка и бабушка. Там же похоронены Марко и Циля. Юра умер в 2003 году в калифорнийском госпитале, после долгой борьбы с диабетом. Лилички моей не стало два года назад – шла по улице в Сан-Франциско, и упала – смерть была мгновенной. Такой уход достаётся только очень хорошим людям.

Кальмейер – последний из всех, о ком рассказано в этом посте. Я писал его, внезапно сообразив: если не я, то кто, если не сейчас, то когда?...

Немного позитива: среди «френдов» Кальмейера в ФБ читатель может разыскать других моих родичей-жыдобандеровцев: дочь и внуки Юры и Лили носят фамилию Ponomarchuk. Они совершенно замечательные! На попечение моих детей и Пономарчуков я и оставлю Калифорнию, когда придёт моё время.
« Последнее редактирование: Июнь 29, 2019, 06:12:01 pm от Arthur Kalmeyer »

Оффлайн Нина Нагински

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 2
Re: 04/28/2019 МОИ ЖЫДОБАНДЕРОВЦЫ
« Ответ #1 : Апрель 28, 2019, 08:56:12 pm »
Да, есть о чем рассказать молодежи...Гре х не рассказать , тем более с вашим талантом рассказчика!И действительно уходит все куда-то - я вот прогулялась по вашей наводке по улице Архитектора Городецкого и до спазма в горле - понимаю, что спросить некого,- где же этот дом, в котором родились бабушки...Ника ких документов, все кануло.Страшно жалко.Так что - припоминайте , записывайте пока есть настроение - это несомненно будет прочитано с интересом

Оффлайн Arthur Kalmeyer

  • Administrator
  • Sr. Member
  • *****
  • Сообщений: 694
Re: 04/28/2019 МОИ ЖЫДОБАНДЕРОВЦЫ
« Ответ #2 : Апрель 29, 2019, 09:31:44 am »
Спасибо, Нина! Вы наверное знаете, что существует большая интерактивная карта города Киева, с детальными 360-градусов фотографиями всех домов. Если Вы ею не пользовались, попробуйте. Я там нашел свой дом, где жил когда-то, даже окно и балкон комнаты, где мы жили. Переулок Дзержинского теперь оказывается переименован в Переулок Козловского. Такие дела...